В зоне притяжения грандов
Разделы

Все статьи сайта





Преподавать английский skype
В архиве "Украинского вторжения" настал черед истории выступлений воспитанников отечественного футбола в Португалии.
Щербакова поздравляют Жоржи Кадете и молодой Луиш Фигу, фото tesouroverde.blogspot.com ЩЕРБАКОВА ПОЗДРАВЛЯЮТ ЖОРЖИ КАДЕТЕ И МОЛОДОЙ ЛУИШ ФИГУ, ФОТО TESOUROVERDE.BLOGSPOT.COM17 АПРЕЛЯ 2013, 11:33
История вторжения
Португалия – одна из тех стран, которые с блеском воспользовались падением Железного занавеса. Югославы и болгары, румыны и поляки дружными рядами хлынули в клубы тамошнего чемпионата. И страна, в общем-то, никогда доселе не считавшаяся особо богатой, получила ряд высококлассных легионеров за не такие уж и большие деньги. Не остался в стороне от подъема уровня местного чемпионата и СССР: русские и украинцы, позже – азербайджанцы, грузины, белорусы тоже стали пополнять здешние клубы. Особенностью людей «с той стороны занавеса» были неопытность в ведении футбольного бизнеса и незнание собственной цены. Посему некоторые сборники, впоследствии игравшие на чемпионатах мира и Европы, в ведущих национальных первенствах, поначалу получали достаточно скромное жалование и с готовностью откликались на приглашения со стороны местных клубов.
Украинским легионерам в этом плане повезло: с одной стороны, коллеги по соцлагерю уже проторили путь в португальский чемпионат, заработав себе и своим собратьям вполне позитивную деловую репутацию. С другой – первые советские легионеры уже успели набить шишки в иных чемпионатах, поэтому некоторые «грабли» все-таки удалось миновать. К 1991 году, когда первые советские футбольные «зарабитчане» ступили на португальскую землю, даже нашим неопытным людям было кое-что известно о спортивном бизнесе. Поэтому Кульков и Юран, перешедшие в Бенфику, сразу подписали один из лучших контрактов в клубе (по признанию Сергея в одном из тогдашних интервью, только ветеран Руи Агуаш в клубе получал больше). На следующий год в чемпионате появился Щербаков, ярко блеснувший в Спортинге, но, увы, столь же молниеносно трагично сошедший с футбольного олимпа.
Следующие наши легионеры появились в Португалии уже посредством других чемпионатов: Кандаурова пригласили из Израиля, Ателькина – из Италии. Через много лет днепропетровец Каряка уже в статусе россиянина перейдет в Бенфику. На этом – все. Размышляя о причинах того, что наши легионеры больше не попадают в этот чемпионат, напрашивается мысль о несовпадении в синусоидах развития украинского и португальского футбола. В начале 90-х тамошние клубы воспользовались распадом СССР и пригласили в португальский чемпионат незаурядных игроков по приемлемой цене. Дальше наши пути разошлись, и португальцы могли приметить талантливого украинского футболиста разве что в моменты, когда наши клубы непосредственно пересекались в еврокубках. Так заметили они, например, Ателькина, но тот выбрал Италию, и лишь когда не получилось в Серии А – согласился на аренду в Боавишту. Когда же после кризисных 90-х наш чемпионат начал получать достойные финансовые вливания, когда появился у нас лимит на легионеров – отечественных игроков стало выгоднее держать на банке, чем продавать не то, что гипотетическим альверкам да сетубалам, а даже в Бенфику или Порту. Поэтому единственную мало-мальски реальную возможность для перехода в тамошний чемпионат имел Алиев, блеснувший на молодежном чемпионате Европы, проходившем как раз в Португалии. Но в ту пору казалось, что наши звездочки совсем скоро превратятся в больших звезд – куда уж тут было до Бенфики…
Но «вторжение» продолжается, просто на несколько другом уровне. Толчок ему дала трудовая миграция – многие дети «зарабитчан» начинают выступления именно в стране, где работают их родители. Пару лет назад в местных детских лигах футбола и мини-футбола играло около двух десятков ребят с нашими фамилиями, и есть мысль, что в будущем мы увидим на полях Португалии кого-то из «портуукров».
Агенты влияния
Первый
Даже на фоне общей неразберихи и неопределенности, охватившей распадающийся Советский Союз в 1991 году, молодой нападающий Сергей Юран оставался одним из главных ньюсмейкеров. Раззабивавшийся форвард ошарашил общественность, написав заявление о переходе из Динамо в Спартак, мотивируя это отсутствием квартиры. Тогда перейти во вражеский клуб Юрану не удалось, и, видимо, чтобы разрядить ситуацию и получить на игроке прибыль, его вскоре отправили за границу. В ту пору, по словам форварда, им интересовались Ливерпуль и Бенфика, но советская сторона посчитала предложение португальцев более привлекательным. В Лиссабоне он оказался вместе с Кульковым – впоследствии, своим верным товарищем по заграничным странствиям. Игроку сразу были выделены квартира, машина, и он зажил новой, капиталистической жизнью.
Тогдашняя Бенфика, возглавляемая Свеном-Йораном Эрикссоном, имела в своем распоряжении достаточно мощныйигровой ансамбль. Из местных игроков самыми опытными были Антониу Велозу (отец динамовского Мигеля), Руи Агуаш, Антониу Пашеку, подрастала и шикарная молодежь – Руи Бенту, Паулу Соуза и сам Руи Кошта. Из легионеров в ту пору были только земляки главного тренера – шведы: Йонас Терн, Стефан Шварц и Матс Магнуссон. Впрочем, советским футболистам быстро удалось выиграть у них лимитную битву – уже в следующем сезоне швед остался один, а к Кулькову с Юраном добавился и Мостовой.
Юран в первом же сезоне забил 15 мячей – по 7 в чемпионате и еврокубках, еще один – в кубке страны. Стал лучшим бомбардиром первого, экспериментального сезона Лиги чемпионов (большинство голов, правда, забив в ворота родного Динамо). Впрочем, его команда в чемпионате вынуждена была довольствоваться лишь только серебром. Но титулы пришли: на следующий год Бенфика с советским трио выиграла кубок страны, а в 1994 году стала чемпионом Португалии.
Правда, вне поля Юран был не столь удачлив. Однажды даже попал в автокатастрофу, в которой погиб португалец. Да и в Порту попал не без вмешательства подобного происшествия – в ДТП погиб игрок Драконов Руи Филипе, и на его похоронах, которые посетили также Кульков с Юраном, их подозвали для разговора представители Порту. Впоследствии они сели за стол переговоров, и местная пресса взорвалась новостью о резонансном переходе. Во второй раз в карьере Юран продемонстрировал готовность перейти в стан самого принципиального соперника своего клуба. На этот раз перешел. Порту тогда возглавлял англичанин Бобби Робсон, а его переводчиком и ближайшим ассистентом был молодой Жозе Моуриньо. Команда у него была сильна: Витор Баия, Алоизиу, Руи Баррош, Фолья, Домингуш, Костандинов, Друлович. Не без помощи «новых русских» она тут же вырвала чемпионский титул у Бенфики, а Юран с Кульковым стали первыми в истории легионерами, выигравшими два титула подряд в разных португальских клубах.
А когда годичный контракт закончился, у Сергея и Василия были варианты с Англией, но агентам не удалось заладить все формальности, и игроки сборной России оказались не у дел. И вот тут на горизонте снова появился Спартак – манил Лигой чемпионов. На этом португальская страничка биографии Юрана закончилась. Всего в 63 матчах португальского чемпионата он забил 19 мячей, еще 5 голов – в 9 кубковых матчах, а в еврокубках в 19 матчах отличился 10 раз. Выиграл два португальских чемпионства, две серебряных медали и кубок страны. Но все равно осталось чувство недосказанности: и забил куда меньше, чем мог бы, и дальше карьера пошла, все-таки, по нисходящей.
Трагичный
Аварии в португальском футболе не раз играли фатальную роль – мы уже вспоминали в предыдущем очерке Руи Филипе. Сергей Щербаков после страшной катастрофы выжил, но…  Это случилось на рассвете 15 декабря 1993 года после прощального ужина Бобби Робсона, уходившего из Спортинга (его уже поджидал Порту). На перекрестке «рено» Щербакова столкнулось с другой машиной. 22-летнего футболиста буквально «выпиливали» из груды железа, в тяжелейшем состоянии доставили в больницу, ему спасли жизнь, но последующие процедуры не позволили избежать паралича ног после травмы позвоночника. Еще несколько лет мужественный футболист боролся за возвращение в игру, но, несмотря на определенный прогресс, на поле он больше не вышел…
Начиналось все с быстро взошедшей на небосвод новой звезды. Сергей дебютировал в чемпионате СССР еще в 18 лет, в 1990-м стал чемпионом Европы с молодежной сборной СССР, год спустя выиграл бронзу чемпионата мира среди молодежи, завоевав золотую бутсу этого турнира с пятью голами. Еще в юниорском возрасте к нему начали проявлять интерес заграничные клубы, и если предыдущее поколение и мечтать не могло о зарубежной карьере, то перед сверстниками Сергея новое время открывало новые перспективы. Он мог оказаться в ПСВ, прошел просмотр, но приметивший его Бобби Робсон в ту пору как раз собирал в чемоданы, чтобы переехать в Португалию.
Пришлось Сергею возвращаться в Шахтер, и он успел еще поучаствовать с дончанами в первом чемпионате Украины и даже сыграть один матч за нашу сборную – дебютный против венгров. Но Робсон не забыл о перспективном парне и пригласил его и в свой новый клуб – Спортинг. В ту пору в Португалии была настоящая «советомания». Удачно дебютировавшие Юран с Кульковым, новоприбывший Мостовой и молодая звезда Спортинга Щербаков не сходили с первых полос прессы. Чтобы освободить лимитное место и заиграть в новой команде Сергей даже женился на португалке (подобную процедуру прошли многие иностранные игроки, и некоторые его земляки тоже). Он быстро освоился в команде, сдружился с местными ребятами, среди которых был и молодой Фигу. В первом сезоне полузащитник отличился четырьмя голами, один из которых – в ворота Бейра-Мар, с лету после подачи Балакова с углового – был признан одним из лучших в том чемпионате. В следующем Сергей был уже крепким игроком основы, выходил на лидерские позиции, отлично взаимодействовал с товарищами по группе атаки. Но трагедия прервала его карьеру.
Товарищи не оставили его наедине с бедой – в благотворительном матче, организованном, чтобы поддержать «Щербу», играли и Юран, и Фигу, и другие звезды. Много лет Сергей восстанавливался в Москве (ему помогли, помня, что он в последние игровые годы сменил сборную Украины на российскую, успел сыграть за их молодежку), там же и осел, занимался проблемами пара-спорта и работал в селекционной службе Локомотива.
Щербаков забивает в ворота Сетубала (смотреть с 3:43)

 
"Околичный"
 
Перспективный молодой полузащитник Кандауров переходил в Израиль в качестве игрока национальной команды Украины, одного из видных талантов своего времени. В хайфском Маккаби он стал чемпионом и обладателем кубка страны, ярко проявил себя и в еврокубках. Поэтому когда его начали зазывать за границу – для израильтян это обернулось достаточно неплохой продажей (миллион за легионера был очень неплохим для местного чемпионата показателем). В Бенфике 25-летний украинец дебютировал в кубковом матче с Порту, и, несмотря на тренерскую чехарду в клубе (в том году команда сменила трех тренеров, и лишь шотландцу Грэму Сунессу удалось задержаться дольше, чем на полгода), он быстро сталодним из основных игроков команды. Когда Бенфика пробилась в Лигу чемпионов, и Сергей заиграл в ее составе – о нем вспомнили и в Украине. В памятные дни борьбы за выход на чемпионат Европы 2000 года Кандауров успел подсобить нашей сборной своим опытом – да, в жизни так бывает: уроженцы Украины, «хохлы» до мозга костей, стали под «триколор», а уроженец России, добившийся успеха на западе, надел сине-желтую форму…
В Бенфике за четыре неполных сезона Сергей в 67 матчах чемпионата отличился 12 голами, в кубке сыграл 11 матчей, в еврокубках – 8 матчей, 1 гол. Стал вице-чемпионом страны и – дважды – обладателем бронзовых медалей. Могло бы быть и больше, но клуб в ту пору был уж больно нестабильным. К тому же последний сезон Кандаурова в Лиссабоне был скомкан травмой и инфекцией, занесенной при лечении. Распрощавшись с Бенфикой, футболист пытался трудоустроиться в Англии, провел недолгое время в Салгейруше, но в итоге был вынужден доигрывать зарубежную часть своей карьеры в Израиле. Настоящий фурор произвело возвращение Сергея в Украину, где он принялся исправно забивать за Гелиос. Здесь же, в Харькове – в Арсенале и Гелиосе, он начал тренерскую карьеру.
 
Поститальянский
 
Сергей Ателькин, по большому счету, привлек к себе международное внимание одной осенью 1997 года: тогда его Шахтер ярко выступил в Европе, пройдя португальскую Боавишту и остановившись только на крепкой итальянской Виченце. Ателькин в ту пору играл ярко и результативно, и на него обратили внимание представители этих клубов. Один из руководителей Виченцы после этого перешел на работу в Лечче и руководителям этого клуба предложил обратить внимание на забивного украинца. Сергей дебютировал на Апеннинах с 3 голов в 16 матчах. Да, не очень ярко, но ведь это только дебютное полугодие. Но к тому времени южане уже пикировали вниз и в итоге вылетели в Серию Б. Там действовал более жесткий лимит, и 27-летнего форварда решили отправить в аренду. Вот тут-то и подвернулся португальский вариант.
Увы, уже в самом начале в Боавиште Ателькин наткнулся на посторонние факторы: президент клуба пригласил его безсогласия тренера, и Жайме Пашеку, впоследствии создавший на базе второго клуба Порту вполне боеспособную команду, решил проявить характер и стал «плавить» нежелательного новичка. Имея таких нападающих, как Кваме Айю, Дуала, Жоржи Коуту и Мартелиньо, он старался лишний раз не выпускать украинца даже на замену. И вот тут-то и сработал профессионализм Ателькина: несмотря на не самые приятные обстоятельства, он пахал на тренировках, хватался за каждую игровую минутку и в итоге снискал уважение даже от не благоволившего изначально к нему тренера. В 10 матчах второго круга он забил 3 гола и поспособствовал итоговому вице-чемпионству своего клуба. После окончания аренды Сергей вернулся в Лечче, который все еще был в Серии Б. К тому же в атаке итальянского клуба появились Лукарелли и юный совсем Конан. К счастью для Ателькина, в родном Донецке уже началось восхождение Шахтера. Его вернули на родину, и Сергей успел еще написать несколько ярких страниц и в украинской, и в международной истории донецкого клуба.
 
Запорожский
 
Каряка был одной из четырех юных звездочек Металлурга, переманенных киевским ЦСКА в сезоне 1997/98. Кое-кого из той четверки сейчас вспомнят разве что историки футбола, кто-то подавал огромные надежды, но остался в истории нереализованным талантом. А вот Андрей пробился, хотя путь его не назовешь особо легким. После нескольких лет в ЦСКА он уехал в Крылья Советов и так бы и остался одним из сотен забытых украинских легионеров в российском чемпионате, если бы его команда вдруг не заиграла, а сам Каряка не стал одним из ее лидеров. Играя на позиции левого хава, он быстро выбился в главные забивалы самарцев и в определенный период даже стал лучшим бомбардиром Крыльев в истории их выступлений в чемпионатах России. Уже в 2001 году он дебютировал в сборной этой страны, и вот уж тогда у нас начались плачи и стенания. Поговаривают, поплатились работой даже некоторые ответственные специалисты, проморгавшие быстрый прогресс игрока, у которого все еще было украинское гражданство. В Самаре полузащитник стал бронзовым призером чемпионата и финалистом кубка, со сборной России съездил на чемпионат Европы в Португалию в 2004 году.
В итоге через год Каряка возвратился в эту страну уже в качестве игрока Бенфики. Он приходил в команду, выигравшую, наконец, чемпионство после многолетнего перерыва, но в приближении картина оказалась не столь идиллической. Итальянца Траппатони на тренерском мостике сменил голландец Куман, затем игрок усугубил ситуацию резонансным интервью, после чего у него были проблемы в клубе. Если в первом сезоне он все-таки провел в чемпионате 9 матчей, успев дебютировать и в еврокубках, то в следующем году успел провести всего 2 матча. Его команда выиграла две бронзы, взяла суперкубок, регулярно играла в Лиге чемпионов. А вот российский легионер с украинскими корнями все больше даже в запас не проходил. В итоге за два неполных сезона он провел 11 матчей в чемпионате (2 гола), 2 в кубке и 3 – в еврокубках (1 гол). После чего вернулся в Россию, где уже успел поиграть за Сатурн, московское Динамо и Волгу.
 
Что имеем в итоге?
 
Несмотря на все проблемы, никто из пяти украинцев в португальском чемпионате не оставался без медалей (золотая – у Юрана (две), серебряные – у Юрана (опять-таки, две), Кандаурова и Ателькина, по две бронзовые – у Щербакова, Кандаурова и Каряки, обладателем кубка становился Юран, суперкубка – Каряка). Оно и неудивительно – ведь играли наши исключительно в лучших командах Португалии своего времени.
 
Артур Валерко, Football.ua








История футбола Украины - статьи и факты