"Вы попали в штангу"
Разделы

Все статьи сайта





сайт: http://autosaity.ru/ns.html
Этим летом в украинской Премьер-лиге сразу два тренера сошли с дистанции, не дожидаясь своих дебютов. Наш сайт предлагает вспомнить бурные события, имевшие место накануне старта сезона 1996/97.
Бернд Штанге, фото fifa.com БЕРНД ШТАНГЕ, ФОТО FIFA.COM09 СЕНТЯБРЯ 2012, 10:15
Тогда Украина чуть не обзавелась «второй силой», а представитель западного мира в отечественном футболе расстался с нашим чемпионатом не без обиды и в полном недоумении.
 
«Да это же суперклуб!»
 
Днепропетровский Днепр середины 1990-х — команда неординарная и неповторимая. Как раз подоспело прекрасное новое поколение, в клуб пришли серьезные спонсоры, и, желая видеть команду на более высоком уровне, олигарх Игорь Бакай решился на шаг, который в то время никто другой не мог предпринять. «Газовый король» выписал из Германии известного тренера Бернда Штанге, в свое время возглавлявшего сборную ГДР, но так и не нашедшего себе места в футболе новой, объединенной страны.
 
В биографической книге «Тренер между мирами», вышедшей в Германии и посвященной Штанге, описывается знакомство тренера «социалистической» закалки с новыми работодателями. Поблескивая на солнце, к одному из нюрнбергских отелей подкатили три новейших «мерседеса», из которых вышли украинские бизнесмены с многочисленной свитой и внушительной охраной. Они были скупы на слова, щедры на деньги и невероятно амбициозны. Возглавив в апреле 1995 года днепропетровскую команду, выросший в ГДР и не привыкший к капитализму (тем более — к нашему, «первобытному») Штанге был поражен увиденным. Причем впечатления эти отнюдь не все были со знаком «минус».
 
— Я увидел серьезный клуб — Днепр в ГДР хорошо знали, команда становилась чемпионом СССР и играла в еврокубках, но требовала перехода к современным методам и организации работы, — рассказывал позже герр Штанге.
 
Но за этими скупыми словами скрывается нечто большее. Штанге отдавал должное нашей инфраструктуре, ведь после распада СССР в распоряжении Днепра оставались большой стадион и клубная база, вот только все свидетельствовало о запущенности и неорганизованности. Схватившись за голову, немец носился по базе, наводя порядок в элементарных, казалось бы, вещах: работе столовой, прачечной, служб ухода за газоном. Говорят, именно при Штанге в Днепре появилась первая газонокосилка. Игроки, имевшие возможность поработать с немцем, вспоминают, что он уделял внимание каждой, как казалось советскому человеку, мелочи: за опоздание на несколько минут, за невыглаженную или неопрятно заправленную форму штрафовал и наказывал.
 
Благо, штрафы были шуточные и были скорее методом воспитания, нежели диктатурой. Как рассказывал  полузащитник Андрей Полунин, немец штрафовал всего на один доллар, но делал это при каждом нарушении командного распорядка: Штанге не был деспотом — штрафы делал не для того, чтобы человека похлестать, а чтобы в дружеской атмосфере посмеяться вместе, поучить нарушителя по-дружески. На собранные за дисциплину деньги потом команде подарки покупались.
 
Много лет спустя Невио Скала удивлял игроков Шахтера совместными ужинами, во время которых итальянский «Мистер» мастерски жонглировал пиццей и кормил игроков пастой собственного приготовления. Не знаем, стряпал ли лично Штанге, но встречи с игроками и их женами он практиковал еще лет за шесть до Скалы. «Умейте быть профессионалами», — учил Бернд. С нашими футболистами случался культурный шок, когда они узнавали от своего тренера, что на Западе игрок может позволить себе бокал пива или вина, но если он явится на сборы хотя бы с полкило лишнего веса, его оштрафуют так, как у нас не штрафовали тогда за пьяные дебоши.
 
«Да это же суперклуб», — удивлялся немец, осматривая владения Днепра. Вот только порядка бы ему немного,
 
«Десантники» приземлились немного неточно
 
Штанге многое дал своим подопечным, да и клубных сотрудников кое-чему научил. Вот только результата, которого ждали боссы того Днепра, немец не обеспечил. За неполных полтора сезона под руководством Бернда днепряне взяли две бронзовые медали и добрались до финала Кубка Украины, в котором в драматичной серии послематчевых пенальти уступили Шахтеру. Говорят, именно после того матча многое в «Днепре» изменилось. Команде ставили самые высокие задачи, но не замечали, что она уже кое-чего достигла.
 
Летом 1996 года, после второй кряду «бронзы», спонсирующий днепропетровскую команду «Интергаз» и корпорация «Республика» инициировали «переброс» в ЦСКА-Борисфен Штанге и восьми его самых звездных подопечных. (Евтушок, Скрипник, Ковалец, Мизин, Полунин, Нагорняк, Шаран и Паляница — все с опытом игры в национальной сборной!) Киевская команда, плод альянса армейской дружины, имевшей возможность призывать игроков, и бориспольских бизнесменов, финансировавших проект, как раз переживала определенные материальные трудности, и «десант» из Днепропетровска сулил ей невероятные перспективы. Напомним, ЦСКА-Борисфен, только выйдя в высшую лигу, добрался до четвертого места, а Днепр прочно занимал третье. Понятно, что союз двух таких сил пошатнул бы не только «серебряный» Черноморец, лучшие дни которого уже подходили к концу, но, возможно, и само Динамо, чье положение было незыблемо.
 
Штанге проводил с командой занятия в Австрии, когда случилось непредвиденное. В результате каких-то внутриклубных пертурбаций власть в ЦСКА-Борисфене сменилась. За день-два до старта нового чемпионата, в котором усиленной киевской команде под руководством иностранного специалиста отводилась роль одного из фаворитов, громом среди ясного неба прозвучала информация, что клуба уже нет.
 
На одном из заседаний с участием руководителей ПФЛ и ФФУ прежние представители ЦСКА-Борисфена были названы неправомочными. Клуб распался на две части: Борисфен Злобенко исчез вообще, чтобы через год уже под руководством Ковалевича начать с нуля во второй лиге; ЦСКА возглавил новый президент — Михаил Гриншпон. В клубных программках и справочниках-календарях в качестве спонсора значилась корпорация «Киев-Донбасс». А команду ЦСКА, которой выпало стартовать в чемпионате в дерби с Динамо, возглавил Владимир Лозинский, наспех собравший ребят буквально за считанные часы до начала турнира. Ситуация была уникальной. Почти половина игроков были призваны в армию, то есть оставались служить. Другие принадлежали боссам Борисфена, и они разъехались по заграницам, время от времени возвращаясь для просмотра на тренировки к Лозинскому. Третья часть коллектива, «интергазовская», осталась не у дел. Ребят довелось оперативно пристраивать по клубам Украины и других стран, благо, Бернд оказался человеком с большими связями и честным сердцем. Так Скрипник и Полунин оказались в Германии (Вердер и Нюрнберг соответственно), Ковалец — в голландском Твенте, Евтушок — в английском Ковентри…
 
А что же сам Штанге? Он недоумевал. В голове немца не могло уместиться, как это в команде высшей лиги за пару дней до старта чемпионата может смениться название, спонсоры, президент, главный тренер и 90% состава? Его вроде как приглашали в Днепр, но он отказался, сославшись на то, что там уже работает новый тренер (Грозный), и сменить его будет неэтично. А на прощальном ужине «представитель немецкого сентиментализма» одарил игроков маленьким золотым кулончиком со знаком Зодиака каждого игрока…
 
Legacy
 
Только спустя 16 лет становится понятна суть произошедшего между Австрией, Киевом и Днепропетровском. Штанге и сейчас в интервью называет случившееся «непонятной дисквалификацией», на самом же деле три трудносовместимых элемента конструктора не нашли нужных точек соприкосновения и не смогли составить нужную модель.
 
ЦСКА остался в высшей лиге, собрал и развил не одного талантливого футболиста. Благодаря «призыву в армию» даже перволиговый клуб ЦСКА-2 имел в составе игроков молодежной и юношеских сборных, в будущем доросших и до всеукраинского признания. Та команда дважды доберется до финала Кубка Украины и уступит с одинаковым счетом (1:2) грандам — Динамо и Шахтеру. Она будет играть в еврокубках, отбирать очки у будущих чемпионов, жировать и бедствовать. В 2001 году «армейцы» уступили свое место в высшей лиге созданному Омельченко муниципальному «Арсеналу», а сами до 2008 года прозябали в первой и второй лигах. Тренеры даже мотивировали подопечных сакраментальным «тренируйся, если хочешь отсюда уйти».
 
Борисфен потеряет место в профессиональном футболе, но вернется через год, начав все с начала. Под руководством бывшего начальника ЦСКА-Борисфена Ковалевича команда бодро прошагает из второй лиги в высшую, вырастит несколько десятков сборников — от юношеской до национальной команды, а в 2004 году даже обыграет Динамо в эпическом матче.
 
Днепр получит опекунов в виде «Привата» Тигипко. Командой порулит Грозный, Федоренко вернет ей бронзу, а после Кучеревского днепряне снова вернутся в элитную компанию.
 
Но что значил Штанге для нас, какое наследство осталось после его яркой, но недолгой работы? Прежде всего это необходимая «инъекция» профессионализма западного образца, которая, уверен, не прошла даром для всех, кто работал с ним. Сам Штанге, сейчас скромно утверждающий, что его роль в переходах украинских подопечных на Запад была невелика, стал первым популяризатором украинского футбола в Европе. Согласитесь, тренер, который не без скандала оставил Украину, мог бы и не делать того, что он сделал, скажем, для Скрипника, Полунина, Ковальца. Благодаря своим связям, герр Штанге многим тренерам советовал посмотреть в деле наших ребят, и таким образом экс-днепряне смогли попробовать силы в Германии, Англии, Австрии, Голландии, Швейцарии. Одним удалось ухватиться за этот шанс, другие были очень близки к этому, третьи получили хороший опыт и вернулись домой изменившимися людьми.
 
Однако невзирая на богатство теперешней существенно огламурненной премьер-лиги, у нас все еще есть место дикому, «пещерному» непрофессионализму. И смешно и грустно наблюдать за футболом, в котором огромные суммы зарывают в песок, не заботясь о том, чтобы прорастал урожай…
 
(отд) Слова и факты
 
• Многие днепропетровские подопечные Штанге говорят, что он был больше администратором, организатором, нежели тренером-тактиком. Впрочем, герр Штанге отличался неожиданными заменами. Скажем, перед серией пенальти в финале Кубка Украины-95 немец заменил вратаря Медина на Сироту, чтобы внести смуту в расчеты соперников.
 
• Бернд Штанге стал новатором не только в вопросах быта команды. При нем «Днепр» впервые во времена независимости уехал на дальние заграничные сборы, причем из Бразилии команда вернулась с Луисом Эмерсоном, первым в истории нашего чемпионата бразильским легионером. А Андреас Зассен, атакующий полузащитник из Бундеслиги, стал первым немцем украинской высшей лиги.
 
• Штанге уделял много внимания питанию. Так, газировка и квас, говорят, были под запретом, а вот в склянке пива, выпитой в нужное время и в нужном месте, он не видел ничего плохого.
 
• Бразилец Эмерсон не заморской жизни чурался и жил затворником. Видя сложности адаптации «теплокровного» легионера, добрый Бернд откуда-то достал для паренька ящик с видеокассетами португалоязычных фильмов. Луис расцвел и начал забивать.
 
• Бернд очень высоко оценивал ресурсы украинского футбола. Скажем, ради просмотра новых талантов он не ленился ездить в Шепетовку, Александрию или Новомосковск, где следил за днепрянской молодежью.
 
• Австралия, Оман, Ирак, Беларусь, Кипр… После «Днепра» в послужном списке немца немало мест экзотических и даже экстремальных.
 
Артур Валерко, специально для Своей рубашки








История футбола Украины - статьи и факты