www.odintsovo-remontpk.ru скорая компьютерная помощь Одинцово. Эконом

Франция. Как казаки с мушкетерами в футбол играли
Разделы

Все статьи сайта





Спецпроект Своя рубашка вспоминает историю украинских футболистов во Франции.
Второй справа в среднем ряду – Павел Яковенко. Это – Сошо 1993 года ВТОРОЙ СПРАВА В СРЕДНЕМ РЯДУ – ПАВЕЛ ЯКОВЕНКО. ЭТО – СОШО 1993 ГОДА27 СЕНТЯБРЯ 2012, 16:52
Нашого цвіту – по всьому світу, не так ли? Вот мы и решили посмотреть историю выступлений украинских легионеров за границей – «прошерстить» все с пристрастием, включая малоизвестные факты и спорные теории, реальные достижения и большие разочарования. Начать решили с Франции – страны, где выходцы из Украины появились давно и достигли немало.
 
История вторжения
 
Забытые герои
 
В это трудно поверить, но послевоенный французский футбол имел куда больше украинцев, нежели сейчас, когда налажена система международных переходов, наши команды играют в еврокубках, а трансферам на Запад никто больше не мешает. Столь массовый приход украинцев объяснялся крайне просто и вовсе не радостно – из-за кровопролитной войны многие оказались беженцами в лагерях «ди-пи» для перемещенных персон – в Австрии, Италии, Германии и во Франции.
 
В конце 40-х – начале 50-х сразу несколько украинских игроков пробовали силы в элитной лиге Франции. Самым украинским клубом на некоторое время оказалась Ницца. Блестящий довоенный бомбардир Александр Скоцень, в сезоне, когда началась Великая Отечественная война, приглашенный даже в киевское Динамо, после войны с братом и многими другими львовскими футболистами оказался сначала в Зальцбурге, затем – в Ульме. В Германии начал играть за Феникс-Алеманию из Карлсруэ, затем пробовал силы в бельгийском Шарлеруа. А в 30-летнем возрасте дебютировал в Ницце, сделав фурор своей филигранной техникой и отличной, для дебютанта – исключительной, результативностью. Франс Футбол сравнивал его со Стэнли Мэтьюзом, но Александр не стал выступать во Франции до седых влас – за два сезона забил 29 голов в 53 встречах и уехал за океан, чтобы играть и тренировать в командах диаспоры. Рядом с Александром в Ницце побывал и его брат Иосиф – из-за возраста 32-летний полузащитник уже не мог играть на прежнем уровне в элитном футболе.
 
Мог сделать себе карьеру во Франции и еще один львовянин – Остап Стецкив. 25-летним он с другими украинцами дебютировал в Ницце, затем поиграл во втородивизионном Валансьене и элитном Олимпике, только-только созданном после объединения нескольких лионских клубов. Отыграв во Франции 46 матчей, забив 9 голов, Остап тоже уедет за океан – он станет успешным игроком и тренером в Канаде, а в 33 года даже сыграет в составе тамошней сборной, в первом (и последнем) матче за нее сразу же отличившись голом.

Транзитом через Румынию оказался во Франции еще один уроженец Украины – Абрам ГоренштейнТранзитом через Румынию оказался во Франции еще один уроженец Украины – Абрам Горенштейн. Удивительной судьбы человек, он перед самой войной 20-летним оказался в расширенном составе киевского Динамо. Сыграть за киевлян ему не посчастливилось, и уже после войны все еще молодой вратарь оказался в другом Динамо – черновицком. Из оказавшейся советской Буковины тогда многие эмигрировали в Румынию, а позже – и в «настоящую заграницу». Такой путь проделал, например, этнический немец Норберт Хеффлинг, позже игравший в Италии и тренировавший многие известные клубы. Уехал в соседнее с Буковиной государство и Абрам – два послевоенных сезона провел в бухарестском Чокануле, а затем, уже в статусе гражданина Румынии, эмигрировал во Францию. Сначала оказался в команде Сет – аутсайдере элитного дивизиона, затем – в будущем гранде, лионском Олимпике. В сезоне 1950/51 Горенштейн вместе с командой вышел со второго дивизиона в первый. Правда, там бывший киевлянин уже не играл – уехал за океан, поиграв сначала за колумбийский Кальдас, а затем за уругвайский РиверПлейт из Монтевидео. Дальше эмигрировал в Канаду, где его футбольные следы теряются.
 
Какими-то волнами эмиграции прибился к французскому берегу и уроженец Запорожской области Петр Пшеничный. 21-летний уроженец Гамовки, во Франции, конечно, ставший Пьером, 30 сентября 1951 года вышел в стартовом составе защищать ворота марсельского Олимпика. К сожалению, его команда проиграла в Гавре – 0:2, и на том карьера нашего земляка в славном клубе закончилась. Но с футболом он не завязал – хотя из-за статуса апатрида не мог рассчитывать на профессиональную карьеру, дальше играл за любительские Сан-Марсель и Ла-Барасс, много лет работал в арбитраже и организации футбола, умер в Марселе в 66 лет.

Еще к потомкам довоенных эмигрантов принадлежит Казимир Гнатив – легендарный форвард, съездивший на чемпионат мира-58, не сыграв за сборную Франции ни одного матча. Уроженец городка Крюсне неподалеку от Люксембурга, он долго играл на аматорах, лишь в 21-летнем возрасте попав в поле зренияМетца. После двух убедительных сезонов в составе Гранатовых он перешел в столичный Стад Франсез и… прогадал – в 1954 году опустился с новой командой во второй дивизион. Назад вернулся лишь два сезона спустя, согласившись перейти в Анжер. В составе этой команды крайний форвард провел следующих семь лет, успев сыграть в финале Кубка Франции 1957 года, где, к сожалению, его Анжер уступил более сильной Тулузе. Доигрывал почетный ветеран в полулюбительском Ньорте. Всего на элитном уровне провел 322 матча, забил 39 мячей. В том же Ньорте начал и тренерскую карьеру, впрочем, успехом не увенчавшуюся. 
Зато в его клубе играл другой этнический украинец – Стефан Соломенко, воспитанник Лиона, где рядом с ним был сам молодой Жан Тигана. В родном клубе Стефан провел за три сезона всего три матча, но в дальнейшем проявил себя как неплохой форвард уровня французского второго дивизиона. Поиграл за Монсо, Седан, Орлеан, а вместе с Ньортом на год заглянул и в Лигу 1. Доигрывал во втородивизионных Кимпере и Сан-Кентене, а повесил бутсы на гвоздь в Периго. 50-летний Соломенко и сейчас поигрывает за эту ветеранскую команду. Чуть позже в игравшем во втором дивизионе Лионе оказался и его младший брат, Филипп. После двух лет в родной команде он перешел в Бастию, где за два сезона в Д2 забил 3 гола в 37 матчах. К сожалению, после двух лет в основе он получил травму и в 25 лет ушел с профессионального футбола. По нашим данным, живет на Корсике, иногда участвует в ветеранских состязаниях.

Земляком братьев Соломенко и воспитанником Лиона является также Лоран ШевченкоЗемляком братьев Соломенко и воспитанником Лиона является также Лоран Шевченко (французы его фамилию пишут Sevcenko). Этот форвард в юные годы почитался очень перспективным, по данным французских источников, являлся капитаном молодежной сборной Франции и резервной команды ОЛ. Под основой Олимпика он «провисел» 4 года, а в 20-летнем возрасте отправился в Клермон, переживавший тогда ренессанс (командой руководила пара играющих тренеров – великих в недалеком прошлом игроков: поляк Шармах и лионец Кьеза, считавшийся в свое время самым техничным игроком французского футбола, равным с Платини). К сожалению, ему не удалось заиграть и там, и следующие шесть сезонов он провел в полуаматорских Лион-Дюшере, Терне и Сен-Приесте.
 
А самым давним уроженцем Украины во французском футболе нужно назвать Гезу Калочаи. Уроженец Берегового, что на Закарпатье, участник чемпионата мира 1934 года, он после пражской Спарты переехал в Лилль. С несуществующим ныне тамошним Олимпиком (предвестник нынешнего Лилля) 26-летний форвард провел два сезона, в 1939 году добравшись до финала Кубка Франции. Там его команда уступила Парижу – 1:3. В следующем сезоне Калочаи уедет в Венгрию и до конца выступлений будет играть за тамошние клубы. А затем сделает прекрасную тренерскую карьеру, работая не только с венгерскими клубами, но и с югославским Партизаном, бельгийским Стандардом, польским Гурником из Забже (кстати, с этой командой он обыграет киевское Динамо), клубами Алжира, Египта, сборной Пакистана.
 
Советская волна

Из СССР во Францию первым прибыл Вагиз Хидиятуллин – в конце 1988 года экс-спартаковца пригласила Тулуза (позже его одноклубники Родионов, Бубнов и Черенков ненадолго придут в низшелиговый некогда знаменитый Ред Стар, а будущего агента и тренера Константина Сарсания приметит Ланс). Дальше настанет черед попробовать силы в Нанси Александру Заварову – пару сезонов он будет единственным советским человеком в тамошней высшей лиге, а когда его клуб вылетит – на смену придут сразу несколько игроков. Игоря Добровольского после неудачной попытки закрепиться в Дженоа подберет сам Марсель, Павел Яковенко приедет в Сошо, а Гия Гурули – в Гавр. После них примет эстафету Александр Мостовой, нашедший во Франции не только игровой тонус, но и жену. В последующие года французские клубы не смогут обходиться без легионеров из бывшего СССР. Для российского чемпионата французский рынок станет одним из главных – игроки будут уходить туда после каждой мало-мальски значимой победы тамошних клубов над французскими (так ПСЖ приглашало к себе луганчанина Семака).
 
Отдельная песня – наши юные таланты. Именно во Франции прошло детство детей наших легионеров – Саше Яковенко, нынче играющему в Бельгии, очень помогло там знание французского, приобретенное еще в Монбельяре. Нынешний карпатовец Сандро Гурули делал первые шаги в футболе в школе Лиона, куда его определил отец Гия, с успехом игравший в Гавре и Дюнкерке. В Меце начинали сыновья Заварова.
 
В те года с ними мог пересекаться полузащитник Андрей Негара, раньше постигавший футбольные университеты в гладбахской Боруссии и арнемском Витессе. Там же, в Меце, занимался и некогда перспективный воспитанник киевского футбола Сергей Жданов. В середине 90-х в школе славного тогда Нанта пробовал силы воспитанник киевского футбола Сергей Коробка. В 1996 году 21-летний полузащитник ушел в вольное плавание, пару сезонов поиграв в Словакии, а затем сменив четыре нижнелиговых клуба Германии. А самым таинственным игроком, в юные годы уехавшим во Францию с Украины, стал полузащитник Сергей Яковлев. В 1989 году он 15-летним подростком после школы киевского Динамо оказался в юношеской команде Осера. Пробиться сквозь сито клубной пирамиды Ги Ру ему не удалось, и в течение следующих пяти сезонов Яковлев с переменным успехом играл в составе Стад де Реймс – «бедного родственника» великого клуба в прошлом клуба. О дальнейшей его судьбе ведомостей добыть не удалось.
 
(Окончание следует)








История футбола Украины - статьи и факты